Юрий Дружников о новом коде
прочтения стихов А. С. Пушкина


Радка Атанасова
(Пловдивский университет им. Паисия Хилендарского,
Пловдив, Болгария)

 

Годы перестройки и демократии в бывших социалистических странах связаны с переосмыслением всех прежних ценностей. Это особенно важно для литературы и литературоведения, где наблюдается стремление к переоценке существующих мнений о поэтах и писателях. Этот процесс относится и к русской литературе. Русские литературоведы пытаются показать новую, оригинальную точку зрения. По-новому переосмысляется творчество русских писателей и поэтов. Начинается борьба между мифологизацией и демифологизацией писателей и поэтов в русской литературе. Со своей стороны мифологизация и демифологизация взаимно дополняющиеся, взаимно зависимы между собой, так как они являются частями одного литературного процесса. Непрерывная полемика между этими частями увеличивает процент более реального представления о данном писателе и поэте. В русской литературе процесс "мифологизация-демифологизация А. С. Пушкина" непрерывен. Получается так, что защищая одну из этих частей литературного процесса, исследователь мешает читателю воспринимать правильно творчество русского классика. Тогда читатель получает искалеченный образ поэта.

Уже нашел свое место в литературоведении термин "демифологизация А. С. Пушкина". Термин связан с теми исследователями, которые не принимают данную точку зрения, а пытаются снять "хрестоматейный глянц" с поэта, чтобы создать свою точку зрения об его личности и творчества. Когда исследователь защищает только одну точку зрения, он оформляет деформированный образ поэта. Философ У. Джеймс говорит, что реальность для каждого человека субъективна, так как люди по-разному воспринимают окружающий мир. Поэтому, когда существуют минимум две точки зрения, тогда читатель сможет сделать сам себе выводы о реальности данной ситуации.

О Пушкине сказано и написано много. Русская исследовательница М. Загидулина объясняет структуру Пушкинского мифа таким образом:
1. Миф - это всегда история создания, возникновения чего-то; "пушкинский миф объясняет, что именно Пушкин создал русскую
литературу в современном понимании этого явления - как важнейшую манифестацию национального самосознания";
2. Миф характеризует объект своей проекции, его жизнь и духовный подвиг; соответственно, миф о Пушкине превращается в рассказ о его жизни, своего рода агиографию;
3. Миф должен связывать объект своей проекции и его носителей, обеспечивать посредством ритуала связь прошлого и настоящего; роль ритуала в данном случае выполняют юбилейные церемонии.

Мифотворчество в России является непрерывным процессом, подчиняющимся следующему:
1. Биографический-эстетический миф - это миф писателя о самом себе;
2. Эстетический миф - миф о писателе, созданный его поклонниками, близкими;
3. Идеологический миф - миф, рожденный властью.

Эти три мифа становятся основой для мифотворчества в ХХ веке, важнейшей частью для формирования самой идеологемы. Развенчивая эту идеологему, инакомыслящие писатели имеют возможность выразить свое отношение к власти.

Идеологема "Пушкин" вызывает реакцию писателей А. Битова, Ю. Дружникова, которые создавали свои произведения во время "демократического" социалистического общества. Эта идеологема находит свое место и во время перестройки. Поэтому объяснимо рождение демифологизации как необходимой части литературного процесса.

Русский писатель и исследователь Юрий Дружников связывает создание мифов в России с ментальностью этого народа: "… только в России возможно такое: превращать поэта в атеиста одновременно с его обожествлением. Божество нуждается в храмах, и первый храм был открыт через сорок два года после его смерти лицеистом Павлом Рейнботом." Исследователь утверждает: "Мы все жертвы мифов, но так же, как одни хотят заблуждаться, другие хотят понять суть заблуждений".

Писатель-эмигрант Юрий Дружников посвящает часть своей жизни борьбe против "хрестоматейного глянца", которым покрыты творчество и личность поэта. Вместе с А. Синявским и А. Битовым исследователь пытается смотреть на "солнце русской поэзии" не с позиции "сидя на колени". Русский писатель-эмигрант определяет себя прежде как писатель Самиздата, а сейчас как "писатель-копирайта", так как его творчество в большой степени публикуется и распространяется в мировой электронной сети - интернете. Сам писатель говорит, что этот способ дешевле для читателя и быстрее в третьем тысячелетии, но, конечно, он не пренебрегает книгой в библиотеках. Для него интернет только еще один из способов найти нужную книгу и получить очень быстро информацию о данном писателе и поэте. Интернет превращается в сцену, с которой писатели и исследователи могут быстрее развить и показать свою позицию читателю. Виртуальное пространство разрешает сосуществование опозиций: "высокое-низкое", "священное-профанное", "культура-антикультура", "ценностные и посредственные исследования". Интернет по мнению писателя рассчитывает на свободу выбора и на отрывание от существующих литературных стереотипов мышления и воспринимания текста.

В рассказе Юрия Дружникова "Зачем нервировать Пушкина?" писатель рассматривает стихи Пушкина с новым кодом - компьютерным, с позиции людей третьего тысячелетия, с точки зрения развития высоких компьютерных технологий. Благодаря постмодернистским приемам, писатель нарушает канон и пытается представить читателю "новый" Пушкин, который по его мнению различается от уже созданного образа "божества". В русской литературе Пушкин является объединителем русского народа, он становится русской национальной чертой, он воплощает в себя любовь русского народа, он - русский идеал. По словам Б. Парамонова: "Пушкин - русское будущее в смысле времени мифа: не будущее и не прошлое, а вечное настоящее." Имя Пушкина превращается в символ нации, в силу, объединяющую народ и укрепляющую веру в русские духовные ценности. Благодаря Пушкину возвращается надежда в единую Россию. "Нам стоило только вспомнить Пушкина, чтобы убедиться, что Россия была, есть и будет. Непреложное свидетельство единой России - Пушкин. Он - примиритель, соединитель, тот, кто делает из двух одно и разрушает стоящую посреди преграду".

По мнению А. Панченко: "нации чрезвычайно хотелось обелить Пушкина, и она кончину его оценила как сугубо, дважды праведную… От царей нация отвернулась, святых меньше приобрела… и выбрала Пушкина". Исследователь А. Панченко объясняет процесс превращения А. С. Пушкина в "божество". "Нигде так не мучают поэтов при жизни и так не чтут после смерти, как в России… Мы числим их не по разряду истории, но по разряду вечности… Не дуэлятник нужен народу, а мученик, святой".
[... ]