Овладение смыслом русской народной
сказки в условиях мультикультурного
пространства

Елена Корниенко
(Институт языкознания РАН, Москва, Россия)

 

Общеизвестно, что в языке как "памяти народа" отражается культурно-познавательный опыт народа, его идеалы. Однако этот опыт по-разному может осмысляться различными народами, благодаря чему и создается национально-специфическая "картина мира". Так, например, два языка, адекватно и полно отражая одну и ту же объективную действительность, выделяют в ней неоднотипные признаки, пользуются неодинаковыми семантическими признаками, воплощающимися в национально-культурном колорите языка. Например, для русской культуры традиционными являются такие образы, как березы, ветер, простор, дорога или традиционные сравнения, когда о худом человеке носитель русского языка говорит - "тонкий, как спичка" (ср. с татарской поговоркой "тонкий, как лучина"). То же самое можно сказать и о таких типичных символических образах, как "баня - водка - гармонь - лосось", которые привлекают внимание иностранцев, изучающих русский язык как некие традиционные факты русской народной культуры. Однако иногда бывают и обратные случаи, когда носитель иной культуры в ходе восприятия, например сказки, видит символ там, где его нет. Исследуя указанную проблему в связи с решением прикладных задач, необходимо отметить, что в обучении русскому языку как иностранному следует учитывать, что в ситуации контакта носителей различных лингвокультурных общностей языковой барьер не единственное препятствие на пути к взаимопониманию народов. Именно национально-специфические особенности коммуни- кантов часто затрудняют межкультурное общение. Все это требует пристального внимания к быту, традициям носителей русского языка, т.е. к образам русской культуры в любой знаковой форме ее существования. Произведения искусства и литературы, созданные в той или иной этнической культуре, могут служить источником изучения всех аспектов национально-культурной специфики. Непонятное, "чужое" в таких произведениях можно трактовать широко: это и незнакомый язык, и не свойственные реципиенту стандарты смыслового восприятия мира, и иная система культурологических ценностей. Причем, восприятие иноязычного текста начинается с "узнавания" отдельных слов и выражений, т.е. с подбора соответствующих эквивалентов родного языка, а затем уже их интеграции в смысловое единство. Наиболее часто ассоциативные реалии переводятся калькированием. Данный способ перевода не бывает адекватным, ибо при этом теряется присущая слову коннотация, высокая экспрессивность, эмоциональность и оценочность, а также яркий национальный колорит. В качестве иллюстрации приведем отдельные примеры из произведений фольклора: "добрый конь" - "good horse"; "уста сахарные" - "sugar-sweet mouth"; "трескун-мороз" - "the biting frost"; "чисто поле" - "open field". Иными словами, фольклорный текст, воспринятый носителем иной культуры, всегда осознается им неполно, неадекватно и диффузно. Все это требует пристального внимания к образам русской культуры в любой знаковой форме ее существования, т.е. к быту, традициям носителей русского языка.

 

В процессе восприятия такого рода текстов иностранные испытуемые могут встретиться с рядом трудностей, одни из которых связаны с языковыми факторами (лексическими, грамматическими, стилистическими), другие - с внеязыковыми явлениями (этнокультурологическими, социальными, психологическими). Эти трудности, дополняя друг друга, представляют национально-культурную специфику, проявляющуюся в трех аспектах: во-первых, в самом смысловом восприятии как мыслительной деятельности, как процессе и результате общения, во-вторых, в объекте смыслового восприятия, т.е. в тексте как явлении культуры, в-третьих, в субъекте смыслового восприятия, а именно, в реципиенте (читателе), принадлежащем к определенной лингвокультурной общности. Динамику становления национальной специфики носителей той или иной культуры характеризует теория А. Н. Леонтьева (1972) о формировании личности и ее мышления в процессе "присвоения" культуры общества. В ролевой репертуар личности, усваивающей культурные знания, входит и национальная роль, которая формируется на первых этапах социализации и является общей для всех носителей языка. Культурные знания, приобретенные в рамках этой роли, и составляют ядро того феномена, который называется "национальной спецификой мышления".
[...]