ПЕРЕВОД - ДИАЛОГ КУЛЬТУР

Илиана Владова
(Софийский университет им Св. Климента Охридского,
София, Болгария)


 

В процессе перевода происходит диалог не только между двумя языками, но и между двумя культурами, участвующими в этом акте. Поэтому перевод следует считать как межъязыковой, так и межкультурной коммуникацией. При трансформации подлинника в текст перевода происходит пересечение концептуальных систем обеих контактирующих культур и привнесение "чуждости" в культурную модель принимающей культуры.

Цель доклада показать, как при встрече в переводном акте обе культуры выявляют свои сходства и различия, приводящие к интерпретации и адаптпации "чужих" элементов к иному культурному коду.

Проблема встречи двух культур при рецепции иного литературного факта всегда интересовал ученых. Кант строит свою эстетику на основе выяснения природы художественного восприятия и его культурного контекста (Кант, 1998). Диониз Дюришин воспринимает перевод в качестве посредника между двумя литературными культурами (Дюришин, 1979). Болгарский ученый Боян Ничев определяет перевод как форму контакта между двумя литературами, при котором происходит обмен между художественными ценностями и их освоение принимающей литературой (Ничев, 1986).

Таким образом, при переводе осуществляется диалог между двумя культурами, при котором происходит взаимодействие и взаимопроникновения, отождествления и конфронтация отдельных элементов контактирующих культурных систем с тем, чтобы прийти к реализации этого контакта в тексте, предназначенном для иного культурного контекста, для иной культурной парадигмы.

Такой диалог между культурами возможен благодаря их общим, сходным и близким, а вместе с тем и уникальным, своеобразным и специфическим чертам, ибо известно, что все культуры наряду с инвариантными характеристиками обладают и рядом вариантных различий, обособляющих их друг от друга. В любой культуре наблюдается наличие общих компонентов, отражающих общечеловеческие духовные ценности. Это т.н. культурные универсалии, которые лежат в основе всех типов культур, ибо они свидетельствуют об общности и сходстве в выражении мыслей и чувств людей, всей сферы их духовной жизни. Культурные универсалии являются и результатом воздействия одной культуры на другую или на другие. В глубокой древности, в античном мире такими отдающими культурами были греческая и впоследствие римская. Особой интенсивностью характеризуется этот процесс в эпоху Ренесанса, когда происходит активный обмен духовными ценностями, и отдельные культуры проявляют повышенный интерес одна к другой, что благоприятствует проникновению специфических культурных концептов в них. Сегодня мы являемся свидетелями мощного, интенсивного процесса глобализации, приводящей к некоей универсализации культур (Владова, 2003).

Будучи вариантом этой интеграционной множественности любая культура обладает своеобразными, национально-пецифическими культурными концептами, которые составляют ее уникальность. Обособленная концептуальная система свидетельствует о специфике пространства, занимаемого носителями данной культуры, об их характере и психических особенностях, взглядах, представлениях и традициях, формировавшихся в этом пространстве (Гачев, 1999), а текст по Лотману представляет структурную модель действительности с позиции данной культуры (Лотман, 1978).

В тексте перевода осуществляется пересечение концептуальных систем обеих культур. Общие, сходные концепты благоприятствуют осуществлению межкультурной коммуникации. При своей встрече взаимодействующие культуры устанавливают между собой отношения эквивалентности в пределах текста перевода. Отсутствие, однако, тех или иных концептов в принимающей культуре сигнализирует о белых пятнах или о наличии лакун в ее лингвокультурном пространстве согласно теории Сорокина и Марковиной (Сорокин, 1973; Марковина 1982). Лакуны в принимающей культуре фиксируют национальное своеобразие и уникальность исходной культуры и свидетельствуют об отсутствии того или иного ценностного опыта в первой. Фрагменты этого ценностного опыта придают художественному тексту национальную специфичность и обладают значимостью для него, что и обуславливает их перенос в текст перевода. Переносятся все географические, этнические, общественно-политические и некоторые бытовые реалии, а также формы речевого этикета, антропонимы, топонимы. При этом наблюдается привнесение "чуждости" культурной модели в модель принимающей культуры. Подобное привнесение зависит от готовности культуры-реципиента принять новую культурную модель, и в частности, "от культурологической дистнации между культурами-коммуникантами" (Сорокин, Марковина 1988, 11). Разумеется, новые элементы воспринимаются преимущественно через параметры уже существующего в данном культурном коде, что благоприятствует им вписаться в него.
[...]